Get Adobe Flash player
Купить продукцию Орифлэйм
каталог

Встреча со смертью


 

Встреча со смертьюЧто мы знаем о смерти? Да, пожалуй, лишь то, что она неизбежна. Однажды я  соприкоснулся с ней по-настоящему.

Отца моего восемнадцатилетним юношей в сороковом призвали на военную службу. Не успев вернуться домой, в сорок первом он был уже связистом в армии легендарного Рокоссовского.

А связисты, как известно, в тылу не отсиживались. Свидетельство тому – с десяток наград на груди отца, среди которых особо дорогие для сердца солдата медали “За боевые заслуги” и “За отвагу”. Закончилась война для отца в сорок шестом медалью “За победу над Японией”

Нет в России семьи, по которой не прошлась бы эта кровавая чума. Сколько молодых душ, полных сил и мечтаний, она цинично и безжалостно проглотила.

Отцу повезло – вернулся с войны живым. Но по жизненному опыту в свои двадцать пять он был уже почти стариком с основательно расшатанными нервами. Вспыхнуть мог из-за пустяка, но так же быстро и отходил. А уж как нас, своих сыновей, он умел любить и баловать!…

И вот он лежит в больнице после тяжелой операции. Сижу рядом с ним, как всегда добродушным и неунывающим.Но я-то знаю, что душа его вся изранена военными и послевоенными годами.

-Ну, что, батя, съездим в монастырь после выписки?

-Обязательно съездим, сынок,- отвечает он мне, вкушая просфору.

На следующий день, как обычно звоню маме  и на вопрос : “Как отец?” – слышу ее дрожащий потерянный голос:”Сынок, папы больше нет…” Комок подступает к горлу, слезы льются сами собой, асфальт качается под ногами. Иду среди огромной городской толпы и не вижу никого. Понимаю, что для меня начинается новое измерение. Каждая клеточка не только души, но и тела наполняется реальной смертью, о которой столько слышал, которую не раз видел, а теперь чувствую всем своим нутром. Наступает мое собственное, ни на мгновение не прекращающееся умирание. Ничего страшнее в своей жизни я не испытывал никогда.

“Святые отцы со слезами просили Господа даровать им память смертную, а ты получил ее, не трудясь. Скоро все пройдет, но ты постарайся подольше помнить об этом состоянии” – так мне сказал мой духовник. Его слова отчасти утешили меня.

В памяти всплывали постыдные картинки моей жизни, когда я был несправедлив по отношению к отцу, незаслуженно обижал его и своим непониманием, наверное, просто предавал. Тяжело было, от этих воспоминаний, и я по долгу плакал и читал Пластырь, спрятавшись подальше от чужих глаз. Мне не хотелось останавливаться  в своем, как мне казалось, безутешном горе ни на минуту. Быть может, на беду себе, я этого бы и не сделал, если бы не сон, который заставил меня крепко призадуматься.

На старом кладбище, где были похоронены дедушка и бабушка, я увидел экскаватор, который беспощадно вгрызался в землю своим ковшом и хладнокровно разгребал могилы. Зрелище было ужасным, а в какой-то момент я вдруг ощутил физический запах разлагающихся тел, и словно чей-то голос сказал мне:

“Вот о чем ты плачешь”… Я вдруг понял, что плакал не только о душе отца, сколько о себе, осиротевшем, и о своих воспоминаниях, связанных с ним. Приняв происшедшее, как вразумление, я постепенно прекратил свой безудержный плач. Молитва моя стала более спокойной, а каждодневное участие в церковных богослужениях еще более укрепило меня.

Так впервые. не без помощи дорогого родителя моего, раба Божьего Симеона, мне пришлось прикоснуться к великой тайне смерти. С тех пор отношение мое к ней сильно изменилось: я стал уважать ее и, по мере сил своих, готовиться к ней..

Протоиерей Николай Германский

Еще его произведения

Путь к озарению

Надежда

Между раем и адом

Соня

Равнодушие смерти подобно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Получать новости сайта

Ваш email :

«Нажимая на кнопку, я даю согласие на рассылку, обработку персональных данных и соглашаюсь c политикой конфиденциальности»
Категория:бесплатные схемы
Категория: платные схемы